08:46 

Героиня вчерашних дней

Middleclass Hero
Строитель воздушных замков.
Мир вокруг выглядит так, будто на него наложили фотошопный фильтр, имитирующий старую фотографию. Зернистая сепия, да.
Я стою на заднем дворе своей первой школы, у забора, и смотрю на толпу своих бывших одноклассников. Я осознаю, что для меня-сейчас они – бывшие. Им лет по пятнадцать. Стоящей у забора мне – больше двадцати.
Одноклассники стоят полукругом. В центре – «королева класса», вульгарно накрашенная учительская дочка. Она что-то рассказывает остальным, громко смеётся, запрокинув голову. Ребята как-то неловко улыбаются. Моя лучшая подруга хмурится.
Я дастаю из сумки-почтальонки, висящей на плече, тяжёлую охотничью рогатку. Подбираю лежащий под ногами камень, дую на него. Щурюсь на яркое майское солнце. А потом заряжаю рогатку камнем, прицеливаюсь и стреляю.
Я – Вашингтонский снайпер.
Камень попадает «королеве» в висок, на котором остаётся кровавая ссадина. Замолкнув на полуслове, она оседает на землю. И в этот момент остальные одноклассники замечают меня. Для них секунду назад у забора никого не было, и вдруг – появилась я . С рогаткой в опущенной руке, с испачканными пылью пальцами, без улыбки. Я знаю, что убила эту суку, но я совершенно не испытываю радости: это просто надо было сделать, не больше. Ребята переглядываются между собой. Кто-то начинает кричать, кто-то пригибается, готовясь броситься вперёд, ко мне, кто-то просто замирает в ступоре. А я поднимаю правую руку и делаю несложный пасс.
И они преображаются.
В глазах моих бывших одноклассников светится любовь, они рады видеть меня, и уже думать забыли об убитой девушке – подумаешь, мелочь какая. Они улыбаются и приветливо машут мне. Я улыбаюсь в ответ и убираю рогатку в сумку. Взамен я достаю флейту цвета топлёного молока, подношу её к губам и начинаю играть. Ребята подхватывают мотив, начинают петь, пританцовывать, хватать друг друга за руки...
Я – Гамельнский крысолов.
Я увожу их за собой, к опушке залитого солнцем леса. Под нашими ногами хрустят палые листья, а песня летит над кронами деревьев, пугая пичуг и белок. Ребята поют и смеются. Они счастливы.
Остановившись, я отнимаю флейту от губ и отбрасываю в сторону. Без музыки песня смолкает, и мои бывшие одноклассники замирают в ожидании. Я оборачиваюсь и оглядываю их, вспоминаю имена и лица, пересчитываю по головам. А потом задаю главный вопрос:
- Где я?
Вопрос ставит ребят в тупик. Влад, парень, с которым мы дружим в моём сейчас, подаёт голос первым:
- Здесь? Перед нами? В лесу? Что ты хочешь услышать?
- Нет, - я прикрываю глаза и вздыхаю. – Где Кайя? Где ваша я?
Молчат. Переглядываются. Всё веселье как ветром сдуло: они не помнят, где их одноклассница. Где длинноволосая дылда, державшаяся особняком. И только один человек может ответить мне.
- Кайя... В школе. – Хими поднимает голову. Солнце светит слева, и её глаза кажутся жёлтыми и прозрачными. – Она пошла в школу. Сказала, что никого не хочет видеть, даже меня.
Я – набитое адреналином сердце Джека.
Я опоздала.

Я несусь в школу так, словно сам Ад гонится за мной – и почти так и есть, надо сказать. Широко распахнув двери, я врываюсь в здание, пролетаю по длинному коридору на первом этаже и... Оказываюсь в тупике. Но это ещё не самое плохое.
Самое плохое сейчас то, что я знаю, что за мной наблюдают. Наблюдает кто-то, для кого я – непрошенный гость. И собрав всю волю в кулак, я разворачиваюсь на каблуках и бегу вновь.
Я сворачиваю. Я перепрыгиваю через перила лестниц на этажи ниже. Много раз. Бьюсь в двери старых лифтов с решётчатыми стенами. Я бегу вперёд, но всё время оказываюсь в тупиках. С каждым тупиком у меня остаётся всё меньше времени. А ещё мне страшно. Очень страшно. Я знаю, что в школе нет никого, кроме меня, меня и его – того, кто наблюдает за нами.
Я - Элджернон.
И вдруг краем глаза я замечаю новый дверной проём, именно проём, без двери. Притормозив, я медленно подкрадываюсь к косяку и выглядываю из-за него.
Это подвал. Небольшой пустой подвал с квадратной дырой в полу, которую словно залили тьмой, как чёрной краской. Перед дырой неподвижно сидит на коленях девушка с длинными светлыми волосами до пояса. Надпись на спине её майки гласит: «Мы вместе».
Охнув, я кидаюсь к ней, хватаю на руки и, совершенно не чувствуя веса, бросаюсь вон из комнаты.
Тьма за моей спиной недовольно всколыхнулась. У неё отобрали добычу.
Со всех сторон на нас обрушивается постепенно усиливающийся гул, который, казжется, забирается под кожу и крошит зубы, сводит с ума. Я сопротивляюсь подступающему безумию, наваливающейся на меня слабости. Я убегаю. Я спасаю себя.
Я не помню, что происходило дальше.
Просто в какой-то момент я понимаю, что лежу на траве и жухлых листьях во дворе школы. К груди я прижимаю ту, ради кого вернулась сюда: прошлую, маленькую и глупую себя. Я спасла нас от того, с чем встретилась в том подвале много лет назад. Я свободна.
Я - Орфей, вернувший Эвридику.

Когда мы возвращаемся к остальному классу, они всё так же сидят на опушке леса и болтают, смеяются. Увидев нас, они радостно машут и кричат: теперь они всегда будут меня любить. А ведь это именно то, чего я хотела, когда спускалась в подвал пятнадцатилетним подростком: любви окружающих. Друзей.
Оглядевшись, я понимаю, что кого-то не хватает. И пока ребята обнимают свою одноклассницу и расспрашивают о случившемся, я подзываю Влада к себе и поднимаю с земли свою флейту:
- Влад, а где Хими? – спрашиваю я, пряча находку в сумку.
- Она в школу пошла, - пожимает плечами парень. - Сказала, что знает, где Кайя.
Я медленно закрываю глаза и выдыхаю. Нет. Прости меня. Это уже не моё дело.
Я не могу спасти всех.

@музыка: Nickelback - Woke Up This Morning

@темы: Графомания, Байки из склепа, Чужие сны

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Карта внутренней Монголии

главная